«Настоящее животное театра»

Интервью Лидии Шаминой с Карлой Фраччи

Карла ФраччиКарла Фраччи — выдающаяся итальянская балерина, солистка балетной труппы Римской Оперы.
С 2001 года руководит балетной труппой Римской оперы.
В 2003 г. балет Римской оперы впервые выступал на сцене Большого театра в Москве с программой, которая включала два спектакля Вацлава Нижинского: "Игры" Дебюсси и "Весну священную" Стравинского.
15 октября 2004 года Карла Фраччи была назначена послом доброй воли ФАО (The Food and Agriculture Organization of the United Nations, Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных наций).

На репетиции с Фраччи

На репетиции с Карлой Фраччи. Милан, 1966 г.

Карла Фраччи в балете "Игры", 2003.Прославленная балерина Карла Фраччи не так давно привозила в Москву балет Римской оперы, которым руководит, и спектакли, в которых сама танцевала, — «Айседору» и «Игры». На сей раз балерина оказалась в Москве с премьерой нового аромата «Медея», посвященного одной из ее любимых балетных партий. Однако с «Культпоходом» прима говорила о России и о Рудольфе Нурееве.

— Вы танцевали Нину Заречную, несколько лет назад привозили в Москву знаменитые фокинские постановки: «Жар-пицу», «Шехеразаду», «Петрушку». Откуда такой интерес к русской культуре?

— История России прекрасна и драматична. И я старалась помнить об этом, исполняя партию Нины, пыталась приблизиться к ее характеру, чтобы передать ее любовь и трагедию. Я вообще нахожу, что русские женщины — очень щедрые в проявлении чувств, и этим очень похожи на итальянок. И я нахожу, что русский язык звучит очень нежно, где-то похож на итальянский. Когда слушаешь русскую речь, кажется, что льется песня. Русская культура всем нам помогает выживать в этом странном, больном, непонятном мире. Мы с мужем обожаем творчество Марины Цветаевой — это символ всего возвышенного, великой женской души. Наша особенная гордость в том, что мы воплотили в жизнь все балеты Сергея Прокофьева, Дмитрия Шостаковича. Когда муж (знаменитый театральный режиссер Беппе Меннегатти — «Культпоход») предложил мне «Гамлета» Шостаковича, я немного сомневалась — как это, я одна — женщина, танцующая мужчину, а вокруг меня — только мужчины, в том числе и Офелия. Но Джуди Андерсон в 72 года исполнила впервые роль Гамлета в своей карьере. И я вспомнила, что я — артистка, а такой разнообразный опыт очень интересен.

— Чем Вам запомнились русские партнеры?

— Все они — такие разные… Владимир Васильев — очаровательный, очень русский душой, очень человечный. Барышников — абсолютный лунатик. Сегодня вы можете часами болтать очень тепло, по-дружески, он может каждую минуту говорить: «Карла, я люблю тебя!» А завтра пройдет мимо, даже не заметит, кто перед ним. И это не оттого, что он невоспитанный, он просто живет в своем огромном мире, полном фантазий.

— У Нуреева был непростой характер. Как Вам с ним работалось?

— Нуреев — невероятно сложный. Очень сильная личность, экстравагантный, иногда агрессивный — настоящее животное театра. И эта натура проявлялась в его хореографии. Когда я с ним танцевала в «Ромео и Джульетте» в его постановке, я должна была делать только то, что он от меня ждал, никакого проявления индивидуальности. И это не была хореография, в которой движения выражают чувства влюбленного человека.

С партнершей он мог вести себя отвратительно — от него не жди поддержки на сцене, он стремился всеми силами показать только себя. На сцене он часто бывал непредсказуемым, неожиданным, и надо было быть очень внимательной, чтобы угадать, что он задумал.

Это вообще мое правило — всегда стремиться следовать тому, чего ждет от меня партнер, с которым я танцую. В одной и той же «Жизели» я была совершенно разная, когда танцевала с Эриком Бруном или с Нуреевым — другие жесты, ракурсы…

Но однажды Нуреев очень удивил меня своей творческой щедростью. Получилось так, что я должна была танцевать с ним «Щелкунчика» в его постановке. Но совсем не знала его хореографии! Ни одного адажио! В труппе были другие балерины, которые хорошо знали эту партию, и я готова была отказаться. Тем более что дирекция хотела видеть в этой партии вовсе не меня. Но он сказал: «Я буду танцевать только с Фраччи!» И начал учить со мной каждое па. Два дня мы не вылезали из театра, я думала, что не доживу до спектакля — так волновалась. И когда занавес закрылся, он мне сказал: «Теперь ты видишь, что значит мужество! Твое и мое!»

— Сегодня молодые артисты способны на такое? Что Вам в них нравится, чего им не хватает?

— Мне кажется, большинству из молодых не хватает искренности. Умения понять партнера. Сегодня это очень мало у кого встретишь. Молодежь слишком высокомерна, судит обо всем поверхностно. Их интересы мне непонятны, да и объективно не представляют ценности. Мало кто стремится посмотреть друг другу в глаза и захотеть разговаривать на разные темы, не только о партии. А ведь это очень важно, если люди душевно близки, если они друзья по жизни, их танец становится более теплым, одухотворенным. К сожалению, молодые этого не понимают. Мне кажется, они покинуты сами собой, какие-то потерянные. Дружба, любовь — эти понятия перестали доминировать в жизни.

— Как Вы себя ощущаете в качестве прима-балерины?

— Никак. В моих представлениях о себе нет такого понятия. Скорее я могу подумать, что я — муравей, который каждый день работает без устали, чтобы поддерживать свет, который внутри.

— Что обычно Вы говорили себе перед выходом на сцену?

— Ничего. Я была слишком сосредоточена на партии. Но крестное знамение — непременно. Не надо забывать о том, кто на нас смотрит сверху.

— Ваш жизненный принцип?

— Никогда не терять точку опоры и всегда помнить о своих корнях.

Источник: «Культпоход» №1-2, 2007

Рудольф Нуреев и Карла Фраччи

Автор: Mirra

Карла Фраччи в роли Джульетты, 1958 г.

Карла Фраччи признана одной из самых великих балерин столетия и ее также называют «Элеонорой Дузе балета» и «Легендарной». Она родилась в Милане, начала учиться в балетной школе при Ла Скала в 1946 году вместе с Верой Волковой и другими учениками, а по окончании школы в 1954 году была принята в труппу театра. Вскоре она была уже солисткой и прима-балериной. В Ла Скала она исполняла партии Джульетты в «Ромео и Джульетте» (1958) Дж. Кранко и Эльвиры в «Дон Жуане» (1959) Л. Мясина. Она выступала в спектаклях Лондонского Фестиваль-балета в 1959 и 1962 годах, Королевского Балета в 1963, Штутгартского балета в 1965 и Королевского балета Швеции в 1969. Начиная с 1967 года, Карла Фраччи была гастролершей Американского театра балета, где она исполняла ведущие партии.

Карла Фраччи и Эрик Брун. 'Жизель'. Карла Фраччи и Эрик Брун. 'Жизель'. Карла Фраччи и Эрик Брун. 'Жизель'.

Карла Фраччи и Эрик Брун. «Жизель».
Автор: Martha Swope

Источник фотографий: www.ballerinagallery.com

Карла Фраччи возглавляла балетную труппу в Неаполе в 1990-91 годы и в Вероне в 1995-97 годы. В настоящее время она занимает пост директора балетной труппы Римской оперы.

В 2005 году Карла Фраччи участвовала в социальной рекламе, посвященной ФАО, в интернет-сети Virgilio и, несмотря на свою большую загруженность, она неизменно присутствует на праздновании Всемирного дня продовольствия в штаб-квартире ФАО.

Карла Фраччи присутствовала на церемонии открытия Конференции на высшем уровне по вопросам мировой продовольственной обеспеченности: проблемам изменения климата и биоэнергии, которая состоялась 3 июня 2008 года в штаб-квартире ФАО.

Карла Фраччи с готовностью откликнулась на предложение выступить в качестве почетного руководителя концерта, посвященного Всемирному дню продовольствия, который будет организован 25 октября 2008 года в Тиране (Албания).

Источник: www.fao.org.

«Нуреев — невероятно сложный. Очень сильная личность, экстравагантный, иногда агрессивный — настоящее животное театра. И эта натура проявлялась в его хореографии. Когда я с ним танцевала в «Ромео и Джульетте» в его постановке, я должна была делать только то, что он от меня ждал, никакого проявления индивидуальности. И это не была хореография, в которой движения выражают чувства влюбленного человека». Карла Фраччи.