Цыпленок Нуреева

Интервью Ольги Герд с Манюэлем Легри

Манюэль ЛегриМанюэлем Легри (Manuel Legris) — солист Парижской оперы — родился в 1964 г.

В 1976 году был принят в Ecole de danse Парижской Оперы. В 1980 году ангажирован в кордебалет Парижской Оперы, в 1981 году переведен корифеи, в 1982 году получил ранг второго солиста («сюже»).

В 1984 году в паре с Элизабет Морэн получил Первую премию на Международном конкурсе артистов балета в Осаке (Япония).

Высший балетный титул — «этуаль» — Легри получил в 1986 году (Рудольф Нуреев позволил ему перепрыгнуть через звание первого солиста).

Манюэль Легри был первым исполнителем следующих партий в балетах репертуара Парижской оперы: Бернар в «Раймонде» (версия Рудольфа Нуреева, 1983), France/Dance (Уильям Форсайт, 1983), Continuo (Энтони Тюдор), Arepo (Морис Бежар), The Leaves are Fading (Энтони Тюдор), In the Middle, Somewhat Elevated (Уильям Форсайт, 1987), «Четыре последних песни» (Руди ван Данциг), Magnificat (Джон Ноймайер, 1987), Rules of the Game (Твайла Тарп, 1989), «Спящая красавица» (версия Рудольфа Нуреева), «Вакханалия» (Энди де Гроат, 1989), «Симфониетта» (Иржи Килиан), «История Манон» (Кеннет Макмиллан), «Танцы на вечеринке» (Джером Роббинс), «Щелкунчик» (Джон Ноймайер), Blues du Rouge Poisson (Пьер Дард), «Сюита танцев» (Джером Роббинс), «Коппелия» (Патрис Бар), «Рапсодия» (Фредерик Аштон), «Сильвия» (Джон Ноймайер, 1997), «Арлезианка» (Ролан Пети), «Другие танцы» (Джером Роббинс), Woundwork 1 (Уильям Форсайт, 1999), Doux mensonges (Иржи Килиан, 1999), «Конкурс» (Морис Бежар), «Драгоценности» (Баланчин), «Пахита» (Пьер Лакотт по Мазилье и Петипа, 2001).

Манюэль Легри и Диана ВишневаМанюэль Легри и Диана Вишнева. «Манон», 2002 г.
Автор: Наташа Разина

В четверг в Мариинском театре в рамках балетного фестиваля впервые выступил звезда Opera de Paris и один из самых востребованных в Европе танцовщиков Манюэль Легри. Он исполнил партию Де Грие в балете Макмиллана "Манон". С Манюэлем Легри встретилась корреспондент "ГАЗЕТЫ".

— Ваше исполнение роли Де Грие в «Манон» называют эталонным. Вы не возражаете?

— Мне выпал счастливый шанс работать с самим Макмилланом, когда он приехал в Opera на постановку «Манон» и выбрал меня на роль Де Грие. Я готовил роль по указаниям самого постановщика, а не, как это часто бывает, репетиторов, которые просто переносят спектакль. Де Грие — моя любимая роль. Приехать в Кировский и танцевать «Манон» – невероятный подарок еще и потому, что я впервые танцую с русской балериной. Но вообще для партнерши в «Манон» я тяжелый человек. Я привередлив, потому что танцевал этот балет с невероятными, исключительными балеринами — с Моник Лудьер, Алессандрой Ферре, Изабель Герен... Диана Вишнева — на таком же потрясающем уровне.

— Если партнерша делает что-то не так, вы диктуете ей свою волю?

Манюэль Легри«Манон»

— У меня никогда не возникает такой проблемы, если я танцую «Раймонду», «Дон Кихота», любой другой балет. Нет, не то, чтобы мне было все равно, но «Манон» — это совсем другое дело. Здесь очень интимные отношения, поэтому все очень серьезно. Я такие справки навожу, чтобы не ошибиться с партнершей! Я смотрел фотографии Дианы Вишневой, расспрашивал всех, какая она — и в «Манон» и вообще. В Париже увидел, как она танцевала «Кармен» с Фарухом Рузиматовым. Она мне ужасно понравилась.

— Вместе с вами на фестиваль в Мариинский театр приехала самая молодая этуаль Opera de Paris Орели Дюпон. Она будет танцевать Джульетту в редакции, которой не знают в Париже. Она решилась выучить роль за несколько дней. Вам доводилось так рисковать?

— Да, со мной такое случалось. Мой первый «Дон Кихот» в миланском La Scala я так и танцевал. Нуреев взял меня в свою студию и быстренько обучил своей хореографии. За четыре дня. Но на самом деле у меня не тот случай, что у Орели. Мне все дали в Opera! Я все там получил. А Орели пришла в театр, когда старые танцовщицы были на своих местах, и ей как самой молодой из этуалей дали то, что осталось. Поэтому она никогда не танцевала Джульетту. Когда мы получили приглашение, она сказала себе: да, пусть в Кировском, пусть чужая редакция, но я ухвачусь за этот шанс и станцую Джульетту.

— У вас никогда не было потребности искать роль на стороне?

Манюэль Легри«Phrases de Quatuor». Хореография: Морис Бежар.

— В Opera de Paris невероятное разнообразие хореографов. Я работал с самыми крупными художниками: с Килианом, Форсайтом, Прельжокажем, Ноймайером – все, все лучшие хореографы, какие только существуют, прошли через Opera. Более того, я имел счастье работать с ними в их собственных компаниях. Два спектакля Ноймайер сделал для меня.

— Вы работали с Нуреевым?

— Да, конечно! Он меня и сделал звездой. Выдернул из кордебалета, взял, поставил и вознес. Сильви Гиллем, Изабель Герен, Николя ле Риш — это поколение, которое выдвинулось как раз благодаря Нурееву. Мы были его «цыплята» — так он нас называл…

— Его требования к звездам совпадали с классическими требованиями Opera de Paris?

— Звезда для него — тот, кто имеет возможность танцевать лучше всех. У нас во Франции говорят: «Звезде не нужен прожектор. Ее не надо освещать».

Манюэль Легри и ГеренМанюэль Легри и Изабель Герен. «Арлезианка». Хореография: Ролан Пети.

— Вас называют идеальным носителем стиля Opera de Paris. Что под этим определением подразумевается?

— Что-то очень чистое, академическое. У нас не такой раскованный верх тела, как в русской школе, но дух у нас открытый. Я посмотрел здесь на фестивале «Золушку» в постановке Ратманского. Я был в шоке, когда мне сказали, что это самая современная «Золушка», которая была в России. В Opera мы танцуем «Весну священную» Пины Бауш — валяемся в земле, женщины с обнаженной грудью — боюсь, если бы это сделали в Мариинке, люди не поняли бы. Наверное, мы все-таки по-разному смотрим на танец и на традицию.

— В Opera идет «Золушка» в постановке Нуреева. Она удобна для танцоров?

— Честно говоря, это самая трудная из всех «Золушек». Нуреев очень развил мужской танец, а это очень важно для нас, даже если мы не очень согласны с ним. После его хореографии любая другая кажется очень легкой.

— Танцовщики сегодня не сидят на месте. Им мало одного театра и одного стиля. Это хорошая тенденция?

— В 1976 году поступил в школу при Opera, танцую двадцать пять лет. Я горд этим и верен театру. Но меня приглашают и я еду. Конечно, идеально, если сердце где-то остается. Если у танцовщика «русская душа» ее надо сохранить. В русском искусстве есть такая страсть, которой нигде больше нет.

Источник: Газета, 13.03.2002 г.

Орели Дюпон и Манюэль Легри. Выступление на молодежном балетном конкурсе (YAGP — Youth America Grand Prix) в Нью-Йорке. 2007 г.
Автор: Gene Schiavone

Манюэель Легри

Мануэль Легри в роли Призрака в балете Фокина «Призрак розы».

Мануэль Легри закончил Школу балета Парижской Оперы в 1976. В 16 лет был принят в кордебалет. В 1984 завоевал Золотую медаль на международном конкурсе балета в Осаке, Япония и в 1985 получил Приз Carpeaux. Звание «этуаль» Мануэль Легри получил в 1986 при Рудольфе Нурееве, после выступления в партии Жана де Бриена в «Раймонде» на сцене Метрополитен Опера в Нью-Йорке. В 1988 он получает Приз Нижинского Парижской академии танца.

Манюэель Легри

Манюэель Легри в роли Жана де Бриена. «Раймонда».

Присущие ему безупречная техника, богатство экспрессии утвердили Мануэля Легри как всеобъемлющего танцовщика, исключительного партнера, с изумительной легкостью переходящего от классического к современному репертуару. Самые именитые хореографы — от Форсайта до Ноймайера, от Килиана до Роббинса, не упускали возможности с ним работать. Мануэль участвовал в создании главных постановок Парижской Оперы.

Его репутация балетной звезды быстро распространилась по миру: Мануэль Легри приглашался в самые известные балетные компании, такие как Королевский балет в Лондоне, Нью-Йорк сити балле, Национальный балет Кубы, Балет Монте Карло, Штутгартский балет и Балет Гамбурга, где Джон Ноймайер специально для него создал «Весну и осень» и «Историю Золушки». Как приглашенная звезда Легри появлялся также на самых престижных сценах: от миланской Ла Скалы до нью-йоркской Метрополитен, а также в Большом театре в Москве, где получил Приз Benois de la danse за роль в балете «Арлезианка» Ролана Пети. Он также несколько раз выступал в Мариинском театре в Санкт-Петербурге.

Мануэль Легри гастролирует по миру со своей труппой «Мануэль Легри и звезды», созданной в 1996 совместно с Моник Лудьер и позволяющей входящим в нее молодым артистам исполнить роли, пока недоступные им в Опере, поработать с самыми знаменитыми хореографами. Труппа Легри постоянно приглашалась в Японию, выступала на других престижных площадках Франции и Италии.

В декабре 2000 Мануэлю Легри вручен Приз Нижинского, как лучшему танцовщику в мире в 2000. В сентябре 2001 он получил Приз Леонида Мясина в Позитано, Италия. Наконец, он добился Приза Danza & Danza, которым отмечен как лучший танцовщик 2002 года и за роль Фролло в «Соборе Парижской Богоматери» Ролана Пети.

В 2003 репертуар Мануэля Легри пополнился двумя большими постановками: «Вариации на темы Кармен» Ролана Пети (Variations sur Carmen) и Phrases de Quatuor Мориса Бежара. В этом же году Бежар возобновил свой балет «Песни странствующего подмастерья» для него и Лорана Илера, предоставив им свободу интерпретации.

В 2004 танцовщик со своей труппой триумфально гастролировал в Японии. В декабре этого же года выступил в новой постановке Триши Браун вместе с Орели Дюпон и Николя Ле Ришем.

Мануэль Легри награжден званием Кавалера Ордена искусств и литературы (1993), затем стал Офицером этого Ордена (1998), он также Кавалер танца Национального Ордена за Заслуги (2002).

В 2010 году Манюэль Легри займет пост директора балета Венской оперы, а также главы балетной школы Венской оперы.

Официальный сайт танцовщика

Источник: www.benois.theatre.ru.

Лоран Илер и Монюэль Легри в балете «Песни странствующего подмастерья». 2003 г.

«Рудольф Нуреев сделал меня звездой. Выдернул из кордебалета, взял, поставил и вознес. Сильви Гиллем, Изабель Герен, Николя ле Риш — это поколение, которое выдвинулось как раз благодаря Нурееву. Мы были его «цыплята» — так он нас называл…»

Манюэль Легри