Шарль Жюд (Charles Jude)

Артистический директор Национальной Оперы Бордо.
Ранее ведущий танцовщик Парижской Оперы.
Друг Нуреева до последних дней.

Шарль ЖюдРудольф Нуреев никогда не довольствовался тем, чтобы просто передать свои знания, он воплотил в себе школу жизни танцовщика. Благодаря ему мы воспитаны на четырех фундаментальных правилах.

Первое: не тратить свое время.
«Вы занимаетесь профессией молодых, профессией, время которой очень быстро подходит к концу. Если вы не сделаете что-то сейчас, позже будет слишком поздно. Если вы не учитесь, когда вам 25, 28 лет, в 40 вы этого уже не сможете».

Второе:  обогащайся, развивайся, открывай свой разум, смотри вокруг, впитывай, чтобы понимать и интерпретировать хореографию, а не просто исполнять ее. Он обладал  искусством и манерой общаться с нами, передавая свою безграничную любознательность, сделавшую его обладателем выдающегося интеллекта.

Рудольф Нуреев и Шарль ЖюдТретье: работать. Никогда не успокаиваться на своей известности и успехах. Исправлять ошибки даже после спектаклей. Рудольф настаивал, чтобы его танцовщики и танцовщицы никогда не отступали перед техническими трудностями, никогда не упрощали ни один элемент даже с риском падения.

Четвертое: сцена, сейчас и всегда. Мы танцевали везде, в лучших и худших местах, часто без технической поддержки, часто без репетиций. Но мы танцевали, и публика была счастлива!

В свою очередь я пытаюсь передать эти правила и принципы. Рудольф всегда рядом, в моем разуме каждый раз, когда я корректирую танцовщика. Я слышу его голос, его подсказки. Так же как он, когда исправлял нас, возможно слышал голос своего учителя.

На фотографии: Рудольф Нуреев и Шарль Жюд после исполнения «Песен странствующего подмастерья» в «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке, 1988 г.

Отрывок из «Недели Рудольфа Нуреева в Национальной Опере Бордо 2003 г».

Источник: http://www.noureev.org/

Перевод: Елена Штерн.

На фотографии: Рудольф Нуреев в окружении своих учеников — балетной труппы Парижской оперы. 1985 г.

Пьеса «Ореол» Тейлора принесла известность Шарлю Жюду, молодому франко-вьетнамскому танцов­щику, чьи азиатские гибкость, томность и скуластое лицо напом­нили многим молодого Нуреева. Тем не менее Жюд испытывал не­уверенность в отношении выбора карьеры.

«Почему ты здесь?» — однажды спросил его Рудольф. «Потому что этого хотели мои родители и мой учитель», — ответил Жюд. «Но у тебя превосходное тело, ты должен этим заниматься», — настаивал Рудольф. Нуреев не мог спокойно видеть равнодушие в танцовщике с природными даровани­ями Жюда. Именно его поощрение и пример, признавал Жюд, по­могли ему принять решение.

Источник: из книги Д. Солуэй «Рудольф Нуреев на сцене и в жизни. Превратности судьбы».

«Никогда не успокаиваться на своей известности и успехах. Исправлять ошибки даже после спектаклей. Рудольф настаивал, чтобы его танцовщики и танцовщицы никогда не отступали перед техническими трудностями, никогда не упрощали ни один элемент даже с риском падения». Шарль Жюд.